?

Log in

Итоги года. Часть 1.  
12:36pm 12/01/2013
 
 
Александр Акулиничев
Итоги-2012. Литература.

Впервые, говоря здесь об итогах моего литературного года, я могу похвастаться тем, что прочитал больше книг, чем годом ранее: 43 против 28. Ответить точно, почему так случилось, мне тяжело, но рискну предположить, что прирост связан с появлением у меня читалки – и, соответственно, привычки пользоваться ею в трамвае, в очереди, в скуке. Кстати, есть у электронной книги и еще одно полезное свойство, о котором редко говорят: когда она долго лежит без дела, сам собой возникает зуд закинуть в нее что-то свежее и дать девайсу поработать. Такой же эффект вызывают многие гаджеты и электронные приборы, от мобильного телефона до тостера: ими хочется активно пользоваться, особенно пока они новые.

Если отмечать ключевые тенденции в том, что и как я читал в 2012 году, то, во-первых, это серьезный рост числа нон-фикшна и научной литературы, а во-вторых, рост числа книг на английском языке – таковых по итогам года набралось аж десять, не считая пары учебников по истории кино, которые я прочел лишь частично. В очередной раз убеждаюсь: если начать заниматься чем-то систематически, по чуть-чуть каждый день-неделю, то прогресс придет очень скоро. Так случилось с английским, с историей кино, так, надеюсь, случится вскоре и с диссером.

Под катом – лучшие книги, прочитанные мною в 2012-м.


Лучшие отечественные книги, прочитанные в 2012 году:

3. Дмитрий Быков «Оправдание». За минувший год Быков в российском масштабе стал, наверное, самым цитируемым и узнаваемым из современных писателей – причиной тому его протестная активность прошлой зимой и весной. Человек, занявший второе место на выборах в Координационный Совет оппозиции, славен не только своими прекрасными эссе и лекциями о литературе, занимательными публицистическими текстами и пугающе тенденциозными инвективами о кино, но и несколькими добротными романами. Один из них – «Оправдание» – я прочитал летом в поезде Санкт-Петербург – Волгоград.

К прозе Дмитрия Быкова лучше всего подходит эпитет «вкусная» – в том смысле, что словом он владеет блестяще, и процесс чтения доставляет в первую очередь филологическое наслаждение сродни физиологическому. С идеями у Быкова тоже, в общем-то, все в порядке: в «Оправдании» рассказывается, будто люди, которых забрали в сталинские лагеря, на самом деле жили в какой-то невероятной глуши, где из них выковывали сверхчеловеков, идеальный материал для будущего идеального общества. Правда, вторая половина книги после многообещающего начала меня разочаровала: антиутопия обернулась пшиком, и место замятинско-оруэлловской драматургии занял невнятный постмодернистский бульон, по-своему вкусный, но лишенный кусочков говядины и даже картошки. Зелень, лавровый лист, да один только запах мяса.

2. Николай Гоголь «Мертвые души». Будучи старшеклассником, я ненавидел «Мертвые души» почти так же, как «Горе от ума»: оба этих произведения на уроках литературы многократно подвергались расчленению, поэтому оценить их прелесть стало невозможно. Все равно что любоваться девицей-красавицей, которую только что вскрыл и выпотрошил безумный хирург: девица, бесспорно, была когда-то прекрасна, но свисающие с операционного стола кишки и бултыхающаяся в исчерна-красной жиже печень малость препятствуют умилению.

Переоткрыл я «Мертвые души» на втором курсе, когда мы проходили соответствующий период русской литературы, а прошлым летом впервые прочитал не из-под палки, а для себя. Фантастическое удовольствие! Текст, десять лет назад казавшийся смертельно скучным, на деле оказался полным изумительных по точности нюансов, смысловых тонкостей и метких острот, прежде мною не замечавшихся. Когда говоришь о Гоголе, очень легко впасть в банальности и снова приняться за расчленение, посему скажу лишь одно: классику жизненно необходимо перечитывать. Страшнейшее преступление против высокой культуры – это раз и навсегда остаться при своем мнении о ней, не будучи в силах ответить когда и почему это мнение сложилось.

1. Михаил Салтыков-Щедрин «История одного города». Перечитывание Салтыкова-Щедрина совпало с пиком политизации как российского общества, так и моего сознания. Стоял холодный снежный январь, будущий президент писал банальные и местами неприятные предвыборные статьи, я занимался тем же самым и ругал себя за лицемерие, «креативный класс» усиленно старался доказать сам себе, что он тот паровозик, который сможет. А тут – Фердыщенко ездит по окрестностям Глупова и требует, чтобы его встречали хлебом-солью да в тазы били. И Онуфрий Негодяев, бывший гатчинский истопник, застраивает город монументами. И князь Микаладзе, охочий до женского полу, увеличивает население Глупова вдвое, да и умирает от истощения сил. И так мне от всего этого стало спокойно-грустно, так умиротворенно-лениво, что выборы, мимимитинги, народные фронты и проч., и проч. стали казаться чем-то вроде ковра, на фоне которого мы так любили фотографироваться в 90-е. Висит себе этот ковер, мы улыбаемся, затвор щелкает, и только лет через пятнадцать кто-то изумленно спросит: «Эээ, а кому вообще взбрело в голову ковры на стену вешать?». И посмеется над нами. И мы над собой. Фотографируясь на фоне комода из «Икеи».




Лучшие зарубежные книги, прочитанные в 2012 году:

3. Джонатан Франзен «Поправки». Однажды я уже посвятил этой книге один пост в ЖЖ, где процитировал приглянувшийся мне фрагмент. И этот отрывок, и вся книга в целом интересна тем, что современная Россия (имхо) сейчас переживает ровно то, что переживала Америка в конце XX в., когда и происходят события в книге. Распад семьи как социального института, ментально-социальный разрыв между поколениями, инфантилизация и хождение по головам ради того, чтобы чего-то «добиться» – подобное перечисление выглядит невыносимо скучным. Но именно для того и существует литература, чтобы выразить все эти скучные идеи таким образом, что оторваться будет невозможно, а идея раскроется в тысячу раз полнее, чем ее может раскрыть любые наукообразные «измы» и «ации». «Поправки» – одно из самых увлекательных произведений современной литературы, какое мне доводилось читать.

2. Джоан Роулинг «Гарри Поттер» (все семь книг). В 2012 году я совершил маленький подвиг: прослушал все семь книг о Гарри Потере на языке оригинала в исполнении Стивена Фрая. Фрай – прекрасный актер, умудряющийся модулировать голоса всех героев так, что ты никогда не перепутаешь, говорит сейчас Гарри, Гермиона, Снейп или Дамблдор. Роулинг – блестящий рассказчик, которого я готов защищать с пеной у рта в случае очередных нападок на тему «Гарри Поттер – отстой». Я абсолютно убежден, что гепталогия Джоан Роулинг – одна из лучших когда-либо написанных детских книг, и осуждающий-не-читая попросту лишает себя удовольствия проследить за невероятно увлекательной борьбой мальчика-мессии и Антихриста (центральный конфликт романов о Поттере лучше всего описывать при помощи религиозных концептов), за взрослением главных героев, в процессе которого те ищут и иногда даже находят ответы на значимые вопросы.

Мне очень нравится, как ненавязчиво Джоан Роулинг вплетает в ткань произведения важные вещи, ценности: например, один из моих любимых эпизодов книги – тренировки Гарри по призыву патронуса. Патронус – это своего рода ангел-хранитель, которого волшебник может вызвать только мощнейшим усилием воли, подумав о самом счастливом моменте своей жизни, о самых значимых для него событиях, людях и так далее. В ходе тренировки Гарри неоднократно ошибается, думая то о первом полете на метле, то о победе Гриффиндора в турнире по квиддичу, – и первый успех в этом заклинании приходит к нему лишь когда он вспоминает свои эмоции от приглашения в Хогвартс и расставания с ненавистным домом на Тисовой улице. Этот момент – rosebud Гарри Поттера, та точка, после которой ничто не будет как прежде, и по сравнению с этим чувством меркнут такие глупости, как победы в турнире или эмоции от полета на метле. По ходу всей книги Гарри, призывая патронусов, все приближается и приближается к пониманию счастья – прекрасный ход со стороны Джоан Роулинг. И таких ходов в книге не счесть.

1. Джонатан Литтелл «Благоволительницы». Если ты хочешь быть великим писателем XXI века, тебя должны звать Джонатаном. Это доказывают как минимум Франзен и Литтелл, ну и пока безуспешно пытается доказать Фоер, самый молодой из троицы. Доказательство Литтелла, в конце 2011-го вышедшее наконец на русском языке, кажется мне наиболее убедительным. Оглушительно убедительным.

«Благоволительницы», рассказывающие о ходе Второй мировой войны глазами немецкого офицера Максимилиана Ауэ, рефлексирующего интеллектуала и неспособного управлять своими позывами перверта, соединяют документальные факты и художественный вымысел с выдающейся филигранностью, так что в рассказанное Ауэ веришь от первого до последнего слова. «Несмотря на перипетии, которых на моем веку было множество, я принадлежу к людям, искренне полагающим, что человеку на самом деле необходимо лишь дышать, есть, пить, испражняться, искать истину. Остальное необязательно», – говорит герой в первой главе. Поиск истины, приравненный к первичным потребностям, – это сильно. И этому поиску истины посвящена вся книга-исповедь.

Сколько уже было написано произведений о страшнейшей войне в истории человечества, но еще никому не удавалось так же обнажить психологию зла, вскрыть его механизм, как это делает Литтелл. Роман полон страшных деталей и откровений, но при этом подчинен одной идее: массовые убийства евреев, поляков и русских, беспричинная жестокость военных по обе стороны фронта, снятие какой-либо вины с самого себя – все это составляет природу человеческую, а не античеловеческую, как мы привыкли полагать. Жажда крови, неуправляемое безумие, покорность системе живут в каждом из нас, и как на месте любой из жертв, так и на месте любого из палачей Второй мировой мог оказаться каждый из нас. «Благоволительницы» – шедевр такого уровня, что я буду рекомендовать его всем и каждому при любом удобном случае.




Нон-фикшн года: Ричард Фейнман «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман?». Никогда бы не подумал, что книга знаменитого физика может быть настолько интересной и насыщенной смыслами, далекими от сугубо научных. Автобиография Ричарда Фейнмана вполне может быть учебником жизни, книгой-мотиватором покруче любых пособий по тайм-менеджменту и поиску вдохновений. Фейнман жил так, что ему начинаешь завидовать (несмотря даже на раннюю смерть любимой жены и собственное медленное умирание от рака), понимая при этом, что тебе доступно в общем-то все то же, что было доступно нобелиату по физике. «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман?» – идеальное лекарство от стереотипного мышления и уныния.




Открытие года: Стефан Каста. Шведский детский писатель попал в поле моего зрения случайно – так и бывает обычно с самыми удивительными открытиями. Я просто переходил от ссылки к ссылке на сайте книжного магазина «Лабиринт», ища, что бы мне купить для ровного счета (заказ был примерно на 1700 рублей, хотелось добить до 2000), и наткнулся на серию «Поколение www» издательства «КомпасГид». Здесь выходят современные романы для подростков – terra incognita для меня, физически из подросткового возраста давно вышедшего, а в подростковом возрасте лишенного возможности прочесть что-то современное (вопросы к отечественному книгоиздательству начала 2000-х гг.). Роман «Притворяясь мертвым», который в итоге и был заказан, я проглотил за один вечер, забыв на это время решительно обо всем: увы, пересказать сюжет книги хотя бы в общих чертах, не сделав адских спойлеров, нереально. Скажу лишь, что «Притворяясь мертвым» посвящена таким вопросам, как поиск «своих» людей среди множества «чужих» по духу, и дилемме «мстить-прощать». Дивная вещь. На полке лежит еще роман «Лето Мари-Лу» – надеюсь, он окажется не хуже.




Разочарование года: Повальное увлечение «Играми престолов». Давным-давно обнаружил у себя аллергию на хайп, на всеобщую моду на что-то одно, будь то музыка, кино, литература или темы для разговоров. Не люблю я хайп потому, что он мешает самостоятельному принятию решений (читать или не читать?) и затуманивает взгляд при составлении собственного мнения. Так что сейчас я воздерживаюсь от чтения книг Джорджа Мартина потому, что количество разговоров и спойлеров вокруг достигло такой степени, при которой у меня нет уже никаких шансов остаться непредвзятым. А если ты предвзят к какой-то книге изначально и пока не находишь в себе сил предвзятость преодолеть, зачем эту книгу читать?

Аналогичные итоги-2011: http://quoon.livejournal.com/87599.html
Аналогичные итоги-2010: http://quoon.livejournal.com/81393.html
Аналогичные итоги-2009: http://quoon.livejournal.com/67994.html
Аналогичные итоги-2008: http://quoon.livejournal.com/47578.html

Респекты за рекомендации (личные и опосредованные): Антон Т., Оля Д., Олег Б., журнал «Иностранная литература», редакция Openspace.Ru, Дмитрий Быков, интернет-магазин «Лабиринт», редакторы ЧГКшных пакетов - спасибо вам!)

Спасибо за внимание!
 
    Post - Read 15 - Share - Link
 

Consent to cancelled hermetically sealed cialis-pills
 (Anonymous)
 
09:01pm 30/05/2013 (UTC)
 
 
Don't take on Buy GENERIC CIALIS should you be allergic to tadalafil. Get GENERIC CIALIS should not be employed along with nitrate medication, like nitroglycerin (Nitro Dur, Nitrolingual, Nitrostat, Transderm Nitro, notwithstanding others), isosorbide dinitrate (Dilatrate, Isordil, Isochron), isosorbide mononitrate (Imdur, ISMO, Monoket), or recreational drugs such as amyl nitrate or nitrite ("poppers"). Charming Secure GENERIC CIALIS that has a nitrate pharmaceutical in the course of ticker problems or cardiovascular bug puissance provoke a expeditious and high-frequency lowering in hypertension.
buy cialis 99
[url=http://genericcialis-usa.net/#1500]generic cialis[/url] cialis buy online por favor ingresa o regA­strate.
http://genericcialis-usa.net/#55379 - generic cialis
 
    Reply - Thread - Link
 


 
 
 
Navigation  
  Previous Entry
Next Entry
 
January 2016  
 
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
 


  Powered by
LiveJournal.com